Григорий Александров — любимец Кремля и народа

Ровно сто лет исполняется одному из известнейших режиссеров советского кино, классику довоенной комедии Григорию Александрову. Человеку, чьи белозубо–жизнерадостные фильмы «Веселые ребята», «Цирк», «Волга–Волга» помогали массам легче переносить советскую власть, но у людей думающих будили подчас чувства самые полосатые. Сталин обожал комедии Александрова, знал наизусть все ударные места и в 39–м году очень обиделся, когда Риббентроп не захотел смотреть особенно любимую вождем «Волгу–Волгу».

О том, как уральский паренек Мормоненко стал Александровым, Григорий Васильевич никогда никому не рассказывал. Зато с удовольствием вспоминал, как в 1919–м вместе с таким же юным Иваном Пырьевым руководил художественной самодеятельностью в клубе ЧК, был награжден офицерской шинелью, шапкой, сапогами и отправился покорять Москву. Артистом Александров хотел стать сразу, без учебы. Поэтому на предложение Евгения Вахтангова выполнить этюд на тему ухаживания петуха за курицей Александров очень обиделся. «Разве это по–революционному — петуха изображать?» — жаловался он товарищам. И ушел в студию Мейерхольда, где познакомился с Сергеем Эйзенштейном.
Их первая встреча ознаменовалась дракой, ибо Александров покусился на завтрак Эйзенштейна. Когда Григорий признался, что не ел два дня, Эйзенштейн отдал ему свой каравай. Вскоре их отношения переросли платоническую стадию: известный своими нестандартными вкусами Эйзенштейн оценил природную стать симпатичного белокурого красавца. Александров, которому эта связь не помешала обзавестись семьей, помог другу снять «Потемкина», а в 1929 году они на три года уехали за границу.
По дороге в Америку Эйзенштейн и Александров приняли участие в съемках швейцарского фильма о запрещении абортов. В клинике Цюриха, где проходили натурные съемки, Александрову пришлось играть роженицу, которой делали кесарево сечение. Вопрос ничего не подозревающей акушерки: «В который раз рожаете?» вызвал дикий смех «роженицы» и Эйзенштейна, которые своим весельем чуть не сорвали съемку...
За границей Александров и Эйзенштейн рассорились, и наш герой принялся строить карьеру самостоятельно. Из Штатов он привез идею лихой музыкальной комедии. Так родились «Веселые ребята», где зажглась звезда Любови Орловой. Сразу после съемок Александров оставил семью и женился на Орловой. «Веселые ребята», одобренные Горьким и Сталиным, произвели фурор на фестивале в Венеции, где никто не ожидал от погруженного в идеологический мрак СССР такого веселья.
Благодаря близости к верхам Александров жил припеваючи, но когда усатый почитатель комедий переселился в Мавзолей, недоброжелатели сразу вцепились в классика кинематографа. Его фильм «Русский сувенир» критика единогласно обозвала халтурой. И Александров почти перестал работать по специальности, тем более что новое время зажигало новые звезды. Он заседал в президиумах, преподавал во ВГИКе, фотографировался с приезжавшими в Советский Союз Мастроянни, Феллини и Лоллобриджидой...
Его «Скворец и лира» тоже провалился. Последней работой Григория Александрова в кино стал документальный фильм о покойной жене «Любовь... любовь». Через год после похорон Любови Петровны Александров потерял и сына Дугласа от первого брака. Но эту потерю он уже не вполне осознавал. На вопрос о сыне невестка ответила, что Дуглас пошел за хлебом. Больше судьбой сына Григорий Васильевич не интересовался. А через какое–то время женился на вдове Дугласа Галине. Ходили слухи, что Галина долго добивалась любви Александрова и замуж за его сына вышла, чтобы войти в семью. Поговаривали даже, что внук Александрова был одновременно его сыном...
«Любовь... любовь» вышла на экраны уже после смерти Александрова, ушедшего на исходе 1983 года. Роль впавшего в старческий маразм режиссера при создании картины была, видимо, символической. Несмотря на титры, в которых автором сценария и режиссером значился Григорий Васильевич, фильм изобиловал репликами типа: «Как красив был Александров! Он был красив, как Бог...» ...Когда наступили новые времена, внук режиссера Григорий–младший продал и сдал иностранцам фамильные квартиру и дачу и уехал жить за границу.

Про Александрова был сложен целый фольклор. Злые языки говорили, что однажды Сталин пригласил к себе несколько выдающихся кинематографистов и поинтересовался, в чем они нуждаются. Один пожаловался, что живет в маленькой комнатушке, другой попросил машину, третий — дачу. А вот Александров скромно сказал, что был бы счастлив иметь книгу товарища Сталина «Вопросы ленинизма» с автографом. Квартиру, машину и дачу Александров получил вместе с вожделенной книгой...

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.