Альтернативные методы лечения и доказательная медицина: кто кого?

Распространение альтернативных методов лечения сегодня приобрело грандиозные масштабы. Если спросить первого встречного, как он относится к такому лечению, то, скорее всего, он ответит, что положительно. Больше того, многие врачи тоже так считают. И это при том, что эффективность этих методов воздействия не доказана! Об этой серьезнейшей проблеме современной медицины мы разговариваем с заведующим лабораторией клинической иммунофармакологии Института клинической иммунологии СО РАМН доктором медицинских наук профессором Валерием Степановичем ШИРИНСКИМ.

— Валерий Степанович, когда речь заходит о нетрадиционных или альтернативных методах воздействия (назвать это лечением — язык не поворачивается), вы сразу начинаете говорить жестко, с позиции доказательной медицины. А что это за наука?
— Доказательная медицина — это не наука, это совокупность методов исследования, которые обеспечивают получение достоверных данных о причинах и механизме развития заболевания, а также об эффективности тех или иных методов диагностики и лечения.
Термин «доказательная медицина» появился недавно. Его предложили канадские ученые из Торонто в 1996 году. Предложение это последовало вскоре после того, как была проведена ревизия всех известных медицинских вмешательств. Результаты оказались ошеломляющими: каждое второе вмешательство, которое использовалось врачами, не имело доказательств своей эффективности! Это один из серьезнейших конфузов в истории медицины. Но именно этот конфуз привел к тому, что сейчас во всем мире при рассмотрении эффективности различных методов лечения и диагностики делается акцент именно на доказательную медицину. Но сразу отмечу, что добыть доказательства эффективности или неэффективности какого–либо метода лечения или диагностического исследования непросто. Это трудоемкий и дорогостоящий процесс, требующий усилий целых научно–исследовательских институтов.
Сегодня определены «золотые стандарты» в лечении и диагностике различных заболеваний. Например, в онкологии «золотым стандартом» диагностики считаются морфологические исследования, при которых удаляется частица ткани пораженного органа и изучается ее клеточный состав. «Золотыми стандартами» диагностики заболеваний желудка и 12–перстой кишки является фиброгастроскопия, а ранних нарушений функции сердечных камер — ультразвуковое исследование. Все остальные известные методы диагностики этих же заболеваний находятся с «золотыми стандартами» в неком соотношении, которое выражается количественно. За рубежом все врачи давно оперируют именно количественным размером диагностических возможностей того или иного метода исследования.
То же самое касается и эффективности методов лечения. Для определения «золотого стандарта» в лечении конкретного заболевания применяются рандомизированые плацебоконтролируемые (то есть слепые) клинические испытания, которые проводятся с разрешения Фармкомитета МЗ РФ. Для этого используются контрольные группы больных, которые получают не опытный препарат, а «пустышку», причем об этом не знают ни они сами, ни лечащие врачи. Зачем это делается? Доказано, что любые виды вмешательства, в том числе и плацебо («пустышка»), у 70 процентов пациентов с функциональными (нетяжелыми) и у 50 процентов с органическими (тяжелыми) нарушениями приводят к временному неспецифическому эффекту. То есть в среднем улучшение наступает у каждого второго! Специфический же эффект (эффект при конкретном заболевании) от приема опытного препарата должен быть значительно выше. Только в этом случае можно сказать, что этот препарат действительно эффективен!
— А как быть, если с точки зрения доказательной медицины оказались эффективными сразу несколько препаратов. Какому из них отдать предпочтение?
— Можно количественно выразить эффективность того или иного метода лечения. Например, основываясь на принципах доказательной медицины, ученые приходят к заключению, что если каким–то конкретным препаратом пролечить четырех больных с гипертонией, то у пятого удастся предупредить осложнение (инсульт) этого заболевания. Затем они взяли другой лекарственный препарат, и установили, что им нужно пролечить восемь больных, чтобы избежать осложнения у девятого. Ясно, что эффективнее первое лекарство и что именно ему нужно отдавать предпочтение. Вот это и есть исследование, проведенное по всем правилам доказательной медицины.
— Но разве представители альтернативной медицины не могут представить никаких научных доказательств эффективности своих методов воздействия?
— Не могут. Потому что таких доказательств у них нет. Хотя ученые не раз предлагали им провести совместные исследования на основе доказательной медицины. Но те всегда отказывались. Почти всегда. Потому что некоторые исследования все–таки проводились. Несколько лет назад голландские специалисты предложили пяти лицензированным иридодиагностам (иридодиагностика — способ распознавания болезней по изменению окраски радужной оболочки глаза) продиагностировать группу людей, среди которых были больные, страдающие желчнокаменной болезнью, и здоровые люди. В результате, выяснилось, что достоверность иридодиагностики составила 50 процентов. Иными словами, с тем же успехом они могли подбрасывать в воздух монету: выпадет «решка» — есть болезнь, выпадет «орел» — нет болезни. Позже подобные исследования были проведены по поводу мочекаменной болезни с точно таким же результатом.
В 80–х годах французский журнал «Сьянс э ви» (Науки и жизнь») опубликовал статью известного в стране профессора медицины Жаклин Рено о «параллельной медицине», в которой в частности говорилось и об иридодиагностике. Профессор писала: «Во многих клиниках тщательно проверяли диагнозы иридологов. Им показали сотни фотографий радужной оболочки больных и здоровых людей. Математический анализ результатов показал, что доля верных диагнозов соответствовал теории вероятностей, то есть результат был таким же, каким он мог быть, если бы ответы давались наугад».
— Среди альтернативных средств воздействия есть такие, которые были бы более или менее известны нашему обывателю?
— Зарубежные специалисты выделили семь категорий альтернативных средств и методов. Это, прежде всего, нетрадиционные подходы. В эту категорию входят, например, гомеопатия и натуропатия. Вторая категория — диетотерапия. Это диета «по звонку», низкожировая диета, вегетарианство. Следующие категории — пищевые добавки (аминокислоты, жир печени трески, прополис, пчелиная пыльца и др.) и траволечение (китайские травы, чеснок, ламинария). К альтернативным процедурам зарубежные ученые относят акупунктуру, гипнотерапию, очищение толстого кишечника, гидротерапию, минеральные ванны, массаж. Альтернативные диагностические тесты — это иридодиагностика, анализ волос, кинезология, цитоксическое тестирование. И, наконец, так называемые смешанные методы, к которым относятся медные браслеты, змеиное масло, лечение всевозможными ядам и прочее.
Масштаб использования альтернативных средств во всех областях здравоохранения поразителен! У меня нет данных по России, но в США, к примеру, в 1990 году американцы нанесли 425 миллионов визитов к провайдерам альтернативных средств, что на 37 миллионов превышает количество визитов к врачам, оказывающим первичную медицинскую помощь. Расходы на нетрадиционные средства в этой стране ежегодно достигают приблизительно 13,7 миллиарда долларов, из которых 3/4 выплачиваются наличными. Эта сумма сравнима с суммой, оплачиваемой наличными за все госпитализации в США в год.
Уже дошло до того, что сегодня многие ученые говорят об альтернативной медицине как о медицинском культе. По определению Американской медицинской ассоциации, медицинский культ — это медицинская практика, следующая догме, доктрине или принципу, основанных на теориях или верованиях, не подтвержденных данными научного эксперимента. А Всемирная организация здравоохранения даже опубликовала список наиболее известных медицинских культов. В список, в частности, вошли дианетика, гомеопатия, антропософическая медицина, рефлексология, прикладная кинезология, ароматерапия.
— Почему же тогда многие врачи уверены, что те же гомеопатические препараты или акупунктура помогают больным. Разве они не видят, что это не так?
— В альтернативной медицине очень большое значение имеет психологическое воздействие. Благодаря ему представители медицинских культов достигают определенного положительного эффекта. Но этот эффект кратковременный и неспецифический. Ученых же интересует специфический эффект какого–то воздействия, которого было бы достаточно для того, чтобы взять под контроль заболевание, предотвратить его неблагоприятный исход, будь то обострение, снижение трудоспособности, ранняя инвалидизация или летальный исход. Кстати, далеко не все врачи принимают альтернативные способы терапии. Многим из них трудно удержаться от гневной реакции по поводу применения вульгарных, бесполезных и часто дорогостоящих методов лечения и диагностики. Тем более что эти методы могут навредить больным, так как лечение у целителей нередко отдаляет момент обращения пациента к настоящему врачу, который бы назначил современное, эффективное, научно обоснованное лечение.
— Чем же можно объяснить притягательность альтернативной медицины?
— Четырьмя главными аспектами. Первый аспект — природопоклонничество. Природа представляется целителями эталоном чистоты. Отсюда категорические противопоставления: естественное и искусственное, натуральное и синтетическое, необработанное и обработанное. Используя «естественные» методы лечения, изменяя свой стиль жизни в соответствии с «законами природы», человек якобы обновляется, становится самим собой. Отсюда и появление вегетарианства, сыроедения, питания по Брэггу, диеты по группе крови и прочее.
Второй аспект заключается в умении управлять некой жизненной («психической», «астральной», «космической») энергией. Представители альтернативной медицины убеждают, что эта энергия способна разорвать оковы болезни и поддержать жизнь.
Третий аспект — «научность» альтернативной медицины. Целителями используются «научные» термины, которые придают определенный вес любым их заявлениям. И даже сами названия медицинских культов звучат наукообразно: радиоэстезия, ортомолекулярный метод, дианетика, импактная терапия, антропософическая медицина. Хотя при ближайшем рассмотрении сразу становится ясно, что ни о какой науке там и речи быть не может.
Наконец, четвертый аспект притягательности альтернативной медицины — ее духовность. Или, вернее, псевдодуховность. Вот что по этому поводу говорит один из зарубежных исследователей данной проблемы: «Религиозные по своей сути альтернативные подходы в лечении больных, задуманные изначально как средства воспитания у человека трансцендентального начала и торжества духа над телом, сейчас активнейшим образом используются для достижения физического совершенства».
— Валерий Степанович, можно ли как–то остановить распространение альтернативной медицины в стране?
— Нужны жесткие законы, запрещающие всякую деятельность псевдонаучных медицинских культов и альтернативных методов диагностики и лечения, эффективность которых не доказана. Такие законы существуют во многих европейских странах. В частности, в Бельгии, Италии, Испании гомеопатия, натуропатия и фитотерапия запрещены. Вот и у нас должны быть проведены соответствующие исследования, которые бы признали эти и другие методы неэффективными, а может быть, даже и вредными.
Но, к сожалению, у нас сейчас происходит обратное. В медицинских вузах страны вместо кафедр доказательной медицины, открываются кафедры альтернативных методов лечения. Ну чем не парадокс нашего времени?

Дмитрий КОКОУЛИН

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






ab579876

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.