Новосибирский рэкет вчера, сегодня, завтра

Предновогодние убийства Владимира Валеева и Сергея Кутявина с посленовогодним покушением на Анатолия Радченко довольно схожи в деталях, так что резонно было бы предположить, будто в них участвовали одни и те же лица. Но это все — ничтожные мелочи по сравнению с обстоятельством, отличающим последнее деяние от всех прочих того же рода, имевших место в столице Сибири до сих пор.

Обозначенные преступления роднили и один временной отрезок, и почерк. Вплоть до того, что из пистолета выпускалось приблизительно одинаковое количество пуль в примерно одинаковых условиях. В Валеева и Радченко вообще стреляли практически в одном «квадрате» центра Новосибирска. Но главное — результат. А результат таков: пальба по «Мерседесу» г–на Радченко у дома 49 по Красному проспекту завершилась благополучно для объекта покушения и его спутника — оба получили ранения, но остались живы. И что еще важнее — неудачливый стрелок оказался задержанным на месте происшествия. Он только успел сбросить ствол.
Когда киллер делал свое дело, по совершенно случайному стечению обстоятельств рядом оказались простые сотрудники районной милиции (более того, вытрезвителя). Они заметили, как киллер стрелял, как он бросал оружие. И успели все: и стрелка уронили мордашкой в снег, и ствол из снега извлекли, и... даже доставили его хозяина на «базу». К сожалению, «НН» неизвестно, примчались ли туда сразу же начальники из прокуратуры, всегда готовые узнать, не помял ли кто, не дай бог, киллера (вымогателя или еще какого бандита) при задержании, не применялось ли психологического или еще какого–то нехорошего давления, дабы выпытать то, что никому из честных ментов знать категорически не следует. Редакции известно лишь о соблюдении тайны следствия — с ней уж точно все в порядке.
Короче говоря, все сложилось идеально. Понимаете, идеально! И теперь, вроде бы, можно спокойно расследовать дело о покушении, доведя его до суда. Вопрос лишь в том, сколько в деле и в суде будет обвиняемых. Если задержанный доживет до конца следствия и не назовет никого более, то на скамью подсудимых сядет он один. А если назовет — сядет в компании. По понятиям блатных и по обыденной логике, второй вариант выглядел бы архиглупостью. Потому что самому киллеру он не должен принести ничего, кроме вреда, но, разумеется, лишь в естественных условиях, т.е. если следствие будет вестись по–настоящему. А когда результат заказан заранее, действие будет развиваться иначе.
Собственно, принципиально различных версий у каждого аналогичного преступления лишь две: совершили его либо «свои», либо «чужие». Для потерпевшего, в данном случае, «свои» — это труновцы. «Чужие» — это первомайцы. Могли стрелять по Радченко и его спутнику свои? Даже для таких бесшабашно–отважных пацанов, как труновцы, лупить друг друга перед лицом смертельной опасности в лице Первомайки... Ну не может такого быть — даже конченый олигофрен не додумается до этого. Разве только какой профессионал, которому ну очень нужно, чтобы все подумали, будто тут внутренние разборки.
Если вы помните, весной прошлого года начался неожиданно резкий отстрел тех, кто продвигал экономику труновской группировки: ранение из пистолета в голову у станции метро «Студенческая» получил А. Боженко (Берия); затем из автомата в джипе смертельно был ранен А. Корниенко (Студент). После чего некий милицейский начальник (сохранивший тайну всех громких «заказняков» в Новосибирске), наверняка из бескорыстных побуждений, начал внушать подчиненным, чтобы о «первомайском следе» никто и думать не смел, так как тут имеют место «чисто внутренние разборки молодого поколения ОПГ со старшим». Но его старания напрочь были перечеркнуты убийством вице–мэра Марьясова, имевшего дела с Корниенко. Ведь, если люди (и «майцы», в том числе) сплетничали, будто Марьясов лоббирует интересы труновцев, то списывать на них его убийство (даже при их внутренних разборках) — только себя конфузить. Правильно?
Кроме того, еще в феврале 1996 года убийство лидера одной из левобережных ОПГ Виктора Аракчеева, организованное одним из главарей Первомайки (позже тоже убитым из автомата), пытались повесить на Трунова. Хотя тогда опера из РУОПа задержали пацана, звонившего из таксофонов аракчеевцам: он просил денег за информацию о заказчике и представлялся «киллером». В то же самое время, чекисты поговаривали: Трунова собираются убрать «молодые». То есть, следует понимать, что сия залепуха готовилась аж девять лет назад? А за это время те «молодые» состарились, тогда как новое поколение теперь представляют друзья сына лидера.
Получается, что на вопрос — «Могли ли на Радченко покушаться чужие?»– мы с вами уже почти ответили. Они не только могли. Надо учесть, что с прошлого года положение ОПС Первомайки несколько осложнилось. Против него продуктивно заработали сыщики ОРБ окружного ГУ МВД РФ, раскрывающие кое–какие «заказняки» с участием «майцев», против них возбуждаются и другие уголовные дела. «Майцы» засуетились — сейчас им и зачистки надо производить, устраняя всех, кто может навредить неосторожным словом (свидетельскими показаниями) или еще как. В такое напряженное время открытая конфронтация с левобережной братвой им вряд ли нужна, не так ли? А что бы вы сделали, при таком раскладе, на их месте? Понятно, что просто необходимо сделать так, чтобы все поверили: убийства в стане «ленинцев» — их внутренние разборы. А что для этого нужно?
Чтобы послать своего снайпера в чужой район колошматить чужих, сначала надобно хотя бы найти в противоположном лагере слабое звено. Например, условно говоря, какого–нибудь «кешу» (за случайные совпадения редакция ответственности не несет), который бы начертил маршруты следования объектов, указал время... Правда, потом того «кешу» необходимо будет убрать, создавая видимость, будто его вычислили и «наказали» свои. Потому что, если его не убрать, то и свои его сразу убирать не будут, а вычислив, сначала станут пытать, пока правду не скажет...
Ну а оптимальный вариант — найти снайпера прямо в стане чужих: какую–нибудь особу, приближенную к... Человек слаб: его можно купить, запугать, зашантажировать или обмануть. Но если он все же возьмет в руки ствол, чтобы стрелять в своих, — получится идеально. Понимаете, идеально! Уже никому не надо будет ничего говорить — ведь никакие показания тогда не нужны. И никто не будет слушать никакую правду или голос разума (здравого смысла). Никто даже не задумается: да разве это возможно, чтобы один соратник послал стрелять в другого, своего же, человека (чтобы все стало очевидно для всех)?!
Как полагаете, по какому пути пойдет следствие в оперативной разработке задержанного? А чтобы легче думалось, оцените еще раз детали задержания. Раз нападение на представителя Ленинки имело место быть на углу Красного проспекта и Фрунзе, значит, «Мерседес» объекта «вели» на авто. Но почему, в таком случае, стрелок оказался пешим, а не в авто? И почему он стрелял так, будто и не хотел никого убивать? И попался милиционерам, специализирующимся на подборе «ползучих» (лыка не вяжущих) субъектов? Словно киллер хотел попасться и действовал по какой–то установке, по заданию... Ну что, нет ли у вас именно такого ощущения? Тогда ждите продолжения.
А продолжение, скорее всего, не сулит задержанному ничего хорошего. Скорее всего, он доиграет отведенную ему роль, а там... Если вам нужны примеры из жизни, вспомните «околобарахольную» (а ведь барахолка — «майская» тема) историю расследования дела о похищении и убийстве Михаила Тришина. И ее последствия..

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






ab579876

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.